Российский Университет Кооперации Филиалы
Размер:
A A A
Цвет:
C C C
Изображения: Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

Имена Победы – 1 выпуск!


08.04.2021

Вашему вниманию представляется первый выпуск Имена Победы – 2021 года!

Студенческий военно-патриотический проект "Имена Победы" заключался в коротком видео о подвиге героя Великой Отечественной Войны с привлечением в качестве рассказчика одного из студентов или сотрудников университета.

В этот раз речь пойдет о сержанте Николае Сиротинине.

Слышали поговорку «Один в поле не воин»? Так вот забудьте!


Доказал обратное не пресловутый супергерой из комиксов, а простой русский солдат, молодой сержант Николай Сиротинин, доблестно сражавшийся на фронтах Великой Отечественной войны и героически погибший летом 1941 года в деревне Соколичи близ Кричева, на территории современной Белоруссии.

В середине июля 1941 года немецкие войска прорвали фронт под Могилевым в нескольких местах. Враг стремился как можно скорее захватить Кричев, окружить отступающие части советских войск и предотвратить их отвод на новую линию обороны.

Утром 17 июля 1941 года колонна немецкой техники 4-й танковой дивизии генерала Вилибальда фон Лангермана подошла к мосту через речку Добрость около деревни Сокольничи, расположенной в четырех километрах от Кричева.

Подразделения Красной Армии приняли решение разместить артиллерийскую засаду у моста - 45-миллиметровое противотанковое орудие с боекомплектом в 60 снарядов.

В поле густой ржи на небольшой возвышенности у колхозной конюшни был вырыт артиллерийский окоп и две ниши – для бронебойных и осколочно-фугасных снарядов. С этой позиции хорошо просматривались и шоссе, речка и мост.

На выполнение поставленной задачи вызвался сам командир артиллерийской батареи. Вторым добровольцем стал командир орудия сержант Николай Сиротинин.

Как только вражеская техника подошла непосредственно к мосту, по ней был открыт прицельный огонь. В результате попаданий был подбит головной танк и бронемашина, которая находилась в середине колонны.

Два немецких танка попытались вытащить с дороги горевшую технику, но сами были подбиты следующими меткими выстрелами. Фашисты были вынуждены остановить движение и перейти к обороне.

Им никак не удавалось определить, откуда ведется огонь. Пушка была надежно замаскирована в высокой ржи и немцам приходилось стрелять наугад. Тем не менее, им удалось ранить командира батареи. 

Поскольку боевая задача была выполнена, он принял решение отойти в сторону советских позиций. Но сержант Сиротинин отступать отказался. История умалчивает о причине его поступка, но одной из наиболее вероятных версий было то, что артиллерист не хотел оставлять неизрасходованные снаряды. Он продолжил бить в самую гущу застрявшей немецкой колонны.

Фашисты послали в разведку автоматчиков-мотоциклистов. Они и определили позицию орудия, открыли по нему огонь. К тому моменту Сиротинин уже израсходовал почти весь боезапас.

От окруживших его врагов Николай отстреливался из карабина. Но остаться в живых у него уже не было шансов. Сержант Сиротинин погиб после почти трехчасового боя. Эта задержка дала его полку время, чтобы закрепиться на новом рубеже обороны.

Немецкое командование пребывало в ошеломлении, узнав, что почти три часа они противостояли всего одному человеку! Обычный солдат, практически в одиночку уничтожил 11 танков, 7 бронемашин и 57 солдат и офицеров!

Похороны русского бойца немцы превратили в назидание и пример для своих солдат, хотя многие из них были в недоумении

Обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Фридрих Хенфельд написал в своем дневнике, позже найденном советскими солдатами: «Три раза стреляли залпами из винтовок. Нужно ли такое преклонение? Все-таки он русский…»

Казалось бы невероятно, но фашисты оказали погибшему солдату противника небывалые воинские почести, да еще на виду у местного населения.

Свидетель тех событий, жительница деревни Ольга Вержбицкая позже вспоминала: «Мне, как знающей немецкий язык, главный немец лет пятидесяти с орденами, приказал переводить его речь. Он сказал, что русский очень хорошо сражался, и, если бы немцы так воевали, то давно уже взяли бы Москву, что так должен солдат защищать свою Родину».

По воспоминаниям очевидцев, прежде, чем похоронить русского солдата, из кармана его гимнастерки немцы достали так называемый смертный медальон с запиской, где говорилось кто боец и откуда. Тогда и стало известно имя погибшего — Николай Сиротинин, уроженец г. Орел.

Немецкие солдаты еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

К сожалению, во время войны не было возможности отыскать родных погибшего героя. Вспомнили о подвиге уже в пятидесятых годах, когда журналист Федор Селиванов показал доставшийся ему дневник Фридриха Хенфельда писателю Константину Симонову. В поисках помогали писатель Сергей Смирнов, автор книги «Брестская крепость», маршал Виктор Куликов. Но сдвинуться с места удалось, когда подключился краевед из Кричева Михаил Мельников.

В 1958 году в одном из номеров журнала «Огонек» вышла статья сотрудников архива Министерства обороны СССР «Легенда о подвиге». Тогда страна впервые узнала про сержанта Сиротинина.

В 1960 году сотрудники Центрального архива Советской Армии окончательно рассмотрели все подробности подвига, и Николай Сиротинин был представлен к ордену Отечественной войны I степени посмертно.

Спустя некоторое время в родном городе Николая — в Орле разбили сквер артиллеристов, где установлено орудие ЗиС-2 и памятная табличка с посвящением храброму солдату.

В белорусском Кричеве память Николая Сиротинина чтят до сих пор. Его имя носят школа и пионерская дружина в деревне Сокольничи. В краеведческом музее Сиротинину посвящена экспозиция, где есть принадлежавшие ему вещи. Там же в честь Николая Сиротинина названа улица. 

Сержант Сиротинин своим примером доказал, что «И один в поле воин, если по-русски скроен».

Возврат к списку